Откровенное интервью об онкологии, турецкой медицине и вредных стереотипах

Турция — это не только отдых all inclusive*, но и высокотехнологичная медицина

Вокруг лечения россиян в Германии и Израиле «слишком много пены», считает руководитель официального представительства турецко-американского медицинского центра Anadolu Антон Казарин. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, что Турция сегодня им ни в чем не уступает и уже конкурирует с США.

IMG_9422_1.jpg
Антон Казарин

«МЫ В РОССИИ КАК ДИКАРИ ВЫБИРАЕМ ТО, ЧТО НАМ НАВЯЗАЛИ ВСЕГО ДВЕ СТРАНЫ»

— Турция прочно ассоциируется с качественным отдыхом. Чем вы можете подтвердить высокий уровень клиники Anadolu?

— Во-первых, клиника Anadolu имеет статус стратегического партнера медицинского центра Джонса Хопкинса. Врачи знают, что такое Джонс Хопкинс… На протяжении 20 лет в США он занимал первое место согласно рейтингам US News and World Report (в 2014\2015 — третье место). Во-вторых, существуют международные сертифицирующие организации, которые подтверждают наш уровень. В первую очередь JCI (Joint Commission International, США). Также у нас есть два сертификата и награда ESMO (European Society for Medical Oncology — европейская ассоциация медицинской онкологии). ESMO наряду с ASCO (Американское общество клинической онкологии) — это главные международные рганизации, которые разрабатывают и утверждают гайдлайны (с англ. руководствоприм. авт.) в области лечения рака.

— В России принято лечиться в Германии и Израиле. Как вы думаете, сможете с ними конкурировать?

— Слушайте, я уже много лет слышу эту мантру: если у вас что-то серьезное, например, онкология, езжайте в Германию (если денег много) или в Израиль (если поменьше). Это абсолютно российский стереотип, какой-то «русский крест». Проблема в том, что вокруг Израиля и Германии слишком много пены: много посредников, много агрессивного маркетинга в интернете. Люди не знают, что в том же Израиле всего три клиники имеют сертификат JCI. Там есть несколько госпиталей такого же, как Anadolu уровня, но поверьте, это все не стоит той истерики, которая поднята вокруг израильской медицины. Или Германия... У меня есть пациенты, которые поехали лечить метастатическое заболевания в немецкую клинику, где не было ПЭТ\КТ (метод, практически обязательный для оценки опухолей с метастазами). На мой вопрос вдове пациента «Почему поехали туда?» ответ был: «Ну мы думали, это ж Германия…» Мы как дикари выбираем не конкретную клинику, а направление. Наши люди даже не знают, что есть совершенно фантастические клиники в Сингапуре, Чехии, Канаде. Почитайте рейтинги Helthcareglobal! Мир медицины совсем другой, чем мы привыкли видеть из нашего аквариума. И, в конце концов, уровень российской медицины не такой плохой, как его пытаются представить все эти дельцы.

Я недавно разговаривал с представителем Русфонда, пожалуй, крупнейший детский благотворительный фонд страны, тот самый, который на Первом канале иногда выходит. Так вот оказалось, что Русфонд не работает с Израилем по причине непрозрачности затрат. Вы найдете в списке аккредитованных клиники таких стран, как Бельгия, Испания и даже Украина (!), но нет там Израиля.

HUSO7913[1].jpg
 

— А вы есть в этих рейтингах?

 Конечно. Наши ведущие позиции в медицине подтверждены многими рейтингами. Например, в 2013 году клиника Anadolu вошла Топ-10 лучших глобальных госпиталей мира по версии проекта Healthcare Global (с англ. глобальное здравоохранение — прим. авт.) благодаря успехам в лечении раковых заболеваний. А в прошлом году независимая организация MTQUA (международный альянс по оценке качества медицинского туризма) поставила нас на четвертое место среди лучших госпиталей мира для медицинского туризма.

— Что собой представляет клиника Anadolu с медицинской точки зрения?

— Клиника Anadolu  это большой многопрофильный медицинский центр в пригороде Стамбула. У нас Anadolu работают профессора с мировыми именам и солидным послужным списком. Радиолог профессор Кайыхан Энгин из всемирно известного антиракового центра Андресена в Техасе, профессор онкоуролог Джемиль Уйгур из клинки Кливленда. Это и кардиология, и кардиохирургия вплоть до пересадки сердца — сфера профессора Сертача Чичека (работал в клинике Мэйо, США). Репродуктивными технологиями занимается профессор Айдын Арыджи — действующий профессор Йельского университета.

«ГЕРМАНИЯ И ИЗРАИЛЬ — ЭТО РОССИЙСКИЙ КРЕСТ»

— Почему, по-вашему, люди выбирают лечение за рубежом, в особенности с онкологическими заболеваниями?

— Во-первых, в России на получение высокотехнологичной медицинской помощи бывают очереди, а у человека нет этого времени, поэтому он летит за границу. Во-вторых, за рубеж едут люди, которые чувствительны к сервису: они не хотят сидеть в очередях, лежать в общих палатах, они хотят, чтобы профессор занимался ими индивидуально. И, в-третьих, есть профессора, которых на весь мир раз-два и обчелся. Люди едут не в клинику, а к конкретному врачу.

Например, недавно к нашему кардиохирургу профессору Сертачу Чичеку привезли двухмесячную пациентку. Привезли на личном самолете Назарбаева из Казахстана не от того, что она дочь олигарха, ее родители — обычные люди. Там ситуация была абсолютно экстренная: порок сердца, общий артериальный ствол 4 типа и пневмония, сепсис. От них отказались все, включая клиники Германии. Если бы они опоздали на 3 часа, было бы уже поздно. Это прекрасный врач, и на него едут. У него феноменальный процент успеха при операциях шунтирования — 99,8 процента.

e1__8.jpg
 

«НАШИ ПАЦИЕНТЫ — ЭТО ЛЮДИ, КОТОРЫЕ МОГУТ ПОТРАТИТЬ ПОРЯДКА МИЛЛИОНА РУБЛЕЙ НА ОПЕРАЦИЮ»

— Соответственно, ваши клиенты — это состоятельные люди, которые могут потратить на свое здоровье миллионы?

— Мы их не называем клиентами, они пациенты. Наши пациенты — это состоятельные люди, которые при серьезных диагнозах могут потратить порядка миллиона рублей на операцию. Бытует мнение, что лечение за рубежом — это очень дорого и позволить его себе могут только звезды и олигархи. На самом деле на сайте вы можете узнать порядок цен. Например, полная стоимость операции на хирургическом роботе составляет 700 - 800 тысяч рублей.

— Зачем в век интернета и высоких технологий клиника Anadolu открыла местное представительство? Сейчас многие клиники доступны онлайн.

— Представительство в Казани мы открыли два года назад: во-первых, пациенты поехали, надо было оказывать им сервис. Кроме того, у пациентов могут возникнуть вопросы и по окончании лечения. У пациента могут закончиться лекарства, возникнуть вопросы по химиотерапии здесь, кольнуть в боку, да мало ли что. Кроме того, им нужно напомнить о том, что подошло время сделать контрольный снимок или анализы. Еще одна главная задача представительства — развивать отношения с государственными и частными учреждениями. У нас сложились хорошие партнерские отношения с одной из крупнейших частных клиник Казани — КОРЛ. Мы обмениваемся опытом, визитами. Видно, что директор клиники Динар Мингазов хочет развивать свое учреждение, ориентируясь на передовой западный опыт. У нас неплохие контакты с онкоцентром РТ в плане визитов, приглашений на конференции, выступлений профессоров.

 

«ПРАВИЛЬНО, КОГДА ВСЕ В КЛИНИКЕ ВЕРТИТСЯ ВОКРУГ ПАЦИЕНТА, А НЕ ВОКРУГ ВРАЧА!»

— Какой срок «гарантии»? Вы будете консультировать человека всю жизнь?

— Контакт с пациентами не прерывается никогда. Более того, мы проводим встречи пациентов с профессорами. В Казани мы этого еще не делали, а в Екатеринбурге у нас был опыт. Это очень трогательные мероприятия, пациенты приезжают с членами семьи, знакомят их с профессором, у них есть возможность пообщаться.

— Как врачи соглашаются на это — ехать в Россию, где холодно и злые волки, отвечать на сообщения, которые приходят вне рабочего времени?

— Наши профессора открыты и доступны. Например, от онкоуролога профессора Джемиля Уйгура мы часто получаем ответы с пометкой send from iPhone или sent from IPad (отправлено с «Айфона» или отправлено с «Айпада»). И это правильно, когда все в клинике вертится вокруг пациента, а не вокруг врача!

— Не планируете ли со временем открыть клинику в России?

— Руководство очень верит в плодотворное сотрудничество с Татарстаном, первый визит, который сделала новый председатель совета директоров Тюркан Озильхан, был в Казань, она встречалась с министром здравоохранения Республики Татарстан господином Вафиным, и этот вопрос тоже задавали. Для нас важно сохранять высокий уровень медицины. Если создавать сеть медицинских центров, где-то качество будет лучше, где-то хуже…

— Допустим, человек решил отправиться на лечение в Стамбул. Как будет выглядеть процесс от начала и до конца?

— Если пациент рассматривает возможность лечения в нашей клинике, он может позвонить мне на мобильный, написать на электронную почту или прийти к нам в офис. Мы все переведем на английский и сделаем запрос на второе медицинское мнение. В течение 48 часов получим ответ. Если готовы лететь, мы займемся организацией в течение одного-двух дней. Трансфер, отель, составляем расписание. В клинике его будет бесплатно сопровождать переводчик 24 часа 7 дней в неделю. Когда пациент возвращается, мы переводим все документы на русский, помогаем найти нужные лекарства и решаем вопросы, которые могут возникнуть по возвращении.

* алл инклюзив

Статья с сайта  БизнесOnline